РЕСПУБЛИКАНСКАЯ АССОЦИАЦИЯ ГОРНОДОБЫВАЮЩИХ И ГОРНО-МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИХ ПРЕДПРИЯТИЙ

News

27.02.2017

Тимур Кулибаев: «Решения по ВИЭ надо принимать с открытыми глазами»

Председатель президиума Национальной палаты предпринимателей Казахстана Тимур Кулибаев считает необходимым провести ревизию путей дальнейшего развития казахстанской электроэнергетики.

В Казахстане с недавних пор укоренилась точка зрения: дальнейшее развитие электроэнергетики неразрывно связано с превалированием развития возобновляемых источников энергии и постепенным уходом угольной генерации на второй план. Под это заточены были многие стратегические планы по доведению доли ВИЭ в общем энергобалансе до 3% от общего объема генерации к 2020 году и до 10% к 2030 году. Однако руководство президиума Национальной палаты предпринимателей считает, что эти планы необходимо еще раз рассмотреть с учетом экономики процессов увеличения доли ВИЭ в энергобалансе страны.

Уголь: дешево и чисто

Основное преимущество возобновляемых источников энергии – их экологическая "чистота" в сравнении с угольной генерацией с появлением новых технологий, позволяющих делать выбросы угольных станций практически нулевыми, теряется. Зато цена производства киловатт-часа на угле и киловатт-часа от ВИЭ разнятся настолько, что массированный переход к возобновляемым источникам энергии способен нивелировать одно из основных конкурентных преимуществ казахстанских производителей – дешевую электроэнергию.

Эти соображения были изложены руководителем комитета горнорудной и металлургической промышленности национальной палаты предпринимателей "Атамекен" Николаем Радостовцем на встрече с председателем президиума НПП Тимуром Кулибаевым.

"Нам очень нужно понимание по энергетике – то ли нам на угольных станциях очистные сооружения улучшать, у нас угольная генерация семь тенге (за киловатт-час – прим. авт.) стоит, солнечная – 70 тенге, – сказал Николай Радостовец. – Мы можем немного увеличить нагрузку, внедрить новые технологии, и угольная генерация у нас будет без таких больших выбросов. При этом она подорожает на два тенге, может быть, но это будет девять тенге, а не семьдесят. А они хотят сейчас индексацию провести на уровень инфляции и еще на курсовую разницу заложить повышение".

Помимо этого, проблема, по его словам, заключается в том, что никто сейчас не может сказать, каким будет потребление в Казахстане в ближайшее время: министерство энергетики закладывает в свои прогнозы чуть ли не двукратное увеличение потребления к 2035 году. Но при этом в стране закладывается курс на внедрение энергосберегающих технологий, а в других странах подобная политика неизбежно приводила к тому, что потребление резко снижалось, соответственно, возникал профицит производства. А при профиците дорогостоящая энергия ВИЭ ложилась тяжким бременем на бюджеты, вынужденные дотировать ее себестоимость.

"Европа сегодня вышла на уровень энергопотребления 1990 года за счет энергосберегающих технологий, то есть вернулась к прежнему потреблению, – констатировал Николай Радостовец. – Почему мы прогнозируем рост потребления в два раза, организовывая под это дело новые строительства? Мы вообще не знаем, строить ли нам газовые турбины на юге, притом что мы готовы их построить".

Решения должны приниматься с открытыми глазами

Глава президиума Нацпалаты Тимур Кулибаев согласился с тем, что решения по будущему казахстанской электроэнергетики надо принимать, основываясь на реальных потребностях экономики и потребительского рынка, а не просто следуя модным поветриям из-за рубежа. В связи с чем он предложил руководству комитета горнорудной и металлургической промышленности совместно с правлением НПП просчитать и представить до 10 марта свое видение того, что будет из себя представлять рынок электроэнергетики страны в ближайшие годы с указанием его потребностей, с учетом возможного снижения потребления за счет внедрения энергосберегающих технологий.

"Мы ваши подходы поняли: "модные" солнечные, ветряные станции – мы считаем, что в перспективе стоимость их электроэнергии будет снижаться, и в какой-то среднесрочной перспективе она сравняется с традиционным производством, – обратился Тимур Кулибаев к главе комитета. – Но нам в любом случае следует смотреть, какую долю каких ресурсов надо иметь: в Европе бюджеты Германии и Испании задыхаются за счет субсидирования возобновляемой энергии. Там есть очень сильные лоббисткие партии зеленые, они это все поддерживают, понятно, что там за этим отрасли стоят, но сами политики говорят, что у них бюджеты трещат просто. И для Германии это вообще серьезно, потому что они думают снижать долю атомной энергетики. Вообще, чистый уголь – это решение: нам надо показать, что выбросы по чистому углю практически обнуляются, и насколько повысятся тарифы в этом случае".

"То есть решения должны приниматься с открытыми глазами, но сейчас вы должны свою домашнюю работу проделать: пусть угольщики свою работу проведут, а потом уже с расчетами приходят в правительство,  – продолжил Тимур Кулибаев. – Мы готовы угольщиков поддержать, это наша традиционная отрасль, там у нас занято достаточное количество людей, огромные города висят, сотни тысяч висят шахтеров и людей вокруг них. Поэтому тут у нас позиция очень трезвая: мы будем исходить из того, что для экономики выгодно, то и будем поддерживать. У нас позиция простая – мы представляем сторону бизнеса, для бизнеса дорогой тариф – это один из основных вопросов, они говорят: будет подниматься тариф, мы будем неконкурентоспособными. Он касается электроэнергии, он касается тепла, он касается другой любой продукции, которую монополисты поставляют".

Дайте дорогу горнорудному ВИЭ

При этом, по утверждению Николая Радостовца, крупные предприятия горнорудного и горнометаллургического сектора готовы сами создавать генерирующие мощности, работающие за счет возобновляемых источников энергии, но препятствием к этому является требование закупать электроэнергию ВИЭ у единого оператора.

"Мы в свое время, еще в апреле, просили дать возможность нам построить самим ВИЭ, если хотите, чтобы увеличилась их доля, чтобы мы сами их построили", – напомнил глава комитета.

По его словам, министерство энергетики пошло навстречу этой просьбе после того, как ее потребовало рассмотреть руководство страны, и нынешний министр энергетики Канат Бозумбаев готов был внести поправки, согласно которым владельцы ВИЭ выходили бы из схемы закупки электроэнергии у единого оператора.

"Нам это необходимо, поскольку у нас получается так: мы дешевую электроэнергию должны отдать, которую производим, и эффективно производим, а дорогую купить", – пояснил Николай Радостовец.

Минэнерго, как уже говорилось выше, с этим нововведением согласилось, однако против, по словам Николая Радостовца, выступили ассоциация "Казэнерджи" и Казахстанская электроэнергетическая ассоциация. В связи с чем он попросил Тимура Кулибаева выступить посредником в диалоге горняков и металлургов с этими организациями (присутствовавший на встрече глава правления НПП Аблай Мырзахметов заметил, что с просьбой наладить такой диалог выступило и руководство Минэнерго, которое оказалось в этой ситуации между двух огней).

"Я разберусь, – пообещал Тимур Кулибаев, возглавляющий ассоциацию "Казэнерджи". – Но вам надо разобраться с энергетикой и показать: посмотрите тарифы наши, они достаточно конкурентоспособны. И если хотите, чтобы мы этот уровень поддерживали, наше направление движения следующее: мы делаем чистый уголь, мы развиваем газовую генерацию, доводим до 10% ВИЭ, при этом не надо никого из-за рубежа звать, мы сами это сделаем в области ВИЭ. Просто, чтобы была. Сейчас получается, она абсолютно неконкурентна, но просто, чтобы была. Мы должны открыто сказать: хотите, чтобы просто была, мы сделаем".

Вопрос по рынку мощности не снят

И напомнил, что уже поддержал позицию горняков и металлургов в вопросе введения в стране рынка мощности в электроэнергетике: напомним, что введение "общего котла", в который поступает электроэнергия с разной себестоимостью, а выходит из него по усреднённому тарифу, отсрочили на три года.

"Я вашу позицию поддержал четко: я на совещании у премьер-министра сказал: зачем нам снижать конкурентоспособность наших товаропроизводителей за счет того, что мы сейчас будем рынок мощности вводить? У них есть своя энергетика, они избыточно производят, даже 30% могут поставлять на рынок, а мы должны заставлять их платить за рынок мощности", – сказал Тимур Кулибаев.

В ответ на что представитель Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий заметил, что вопрос с введением рынка мощности, где у горняков могут возникнуть схожие с рынком ВИЭ проблемы, когда они будут сдавать более дешевую энергию и покупать более дорогую, отсрочен, но не решен. Между тем, по оценке экспертов АГМП, с введением рынка мощности как минимум в семи регионах страны цены на электроэнергию возрастут на 20 процентов.

"А вот давайте вместе добиваться решения этой проблемы! – ответил ему на это Тимур Кулибаев. – Я главу правления НПП Аблая Мырзахметова прошу: по рынку мощности позицию и комитета, и НПП доведите до руководства правительства. И там опять же вопрос такой: самое главное – понять объем мощностей, потребности отраслей, которые у нас предвидятся в ближайшее десятилетие. Еще в стране не приступали к вопросам энергоэффективности, там большие резервы лежат, мы можем улучшить энергоэффективность нашего производства, потребления электроэнергии. И за счет этого у нас будут избыточные мощности. Поэтому нам надо четко понять: какие мощности необходимо вводить в Казахстане в ближайшие годы. И по рынку мощности тоже надо разбираться, поскольку позиция такая, что у тех, кто производит мощность, почему мы должны его заставлять снижать свою конкурентоспособность? Он и так для этого выкупал мощности, модернизировал их, строил новые. С другой стороны, если будут вводиться новые мощности, все расходы в основном будут ложиться на население, на малый и средний бизнес, потому что у крупных потребителей, таких как металлурги, горнорудка, у них у каждого своя есть энергетика", – заметил он.

На встрече также зашла речь о развитии, вернее о восстановлении геологоразведки в Казахстане: глава президиума НПП поинтересовался у Николая Радостовца, были ли открыты за годы Независимости какие-то крупные месторождения твердых полезных ископаемых – и получил ответ, что "практически ничего не было открыто".

"Одна из причин – не было стимула, потому что только теперь будет преподнесено "право первой ночи", то есть открыл – получил в разработку, – пояснил Николай Радостовец. –  Ожидается очень активный приток геологоразведочных компаний".

В ответ на что Тимур Кулибаев заметил, что геологоразведка в стране ранее была "огромной отраслью", в которой было занято до 20 тысяч человек.

"И это была у нас достаточно конкурентоспособная, профессиональная отрасль. Сейчас технологии намного вперед убежали, там есть более глубокие методы анализа, новые технологии пришли в моделировании геологических исследований, поэтому у нас геологическая наука сильно отстала. Меня беспокоит, что мы сейчас даем возможности и заинтересовываем добывающие компании в геологии. А кто будет работы выполнять? Сейчас опять иностранные компании будем звать? К сожалению, мы растеряли многие кадры и опыт. Но все нужно восстанавливать, это огромный бизнес для Казахстана", – заключил глава президиума НПП.

Саян Абаев

http://www.abctv.kz/ru


Яндекс.Метрика