РЕСПУБЛИКАНСКАЯ АССОЦИАЦИЯ ГОРНОДОБЫВАЮЩИХ И ГОРНО-МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИХ ПРЕДПРИЯТИЙ

News

12.04.2017

Шафкат КУДАБАЕВ: «ИПДО – инициатива прозрачности добывающих отраслей вполне согласуется с ныне действующим Налоговым кодексом»

Для максимального привлечения инвесторов в сферу добычи твердых полезных ископаемых необходимо максимально упростить процедуру получения права на недропользование, исключив при этом какие-либо фискальные обязательства на этапе геологоразведки

ИПДО, к реализации которой Казахстан присоединился с 2005 года, представляет собой мировой стандарт, способствующий обеспечению прозрачности доходов от нефте-, газо- и горнодобывающей отраслей промышленности.

Этот проект имеет высокий статус международного политического и антикоррупционного характера и направлен на обеспечение прозрачности доходов компаний и Правительства в добывающем секторе. О том, как стандарт ИПДО может помочь упростить и усовершенствовать систему налогообложения для привлечения инвестиций, и что для этого предпринимается – в интервью с руководителем специализированного управления комитета госдоходов Министерства финансов РК Шафкатом КУДАБАЕВЫМ.

– Шафкат Серикович, налогообложение недропользования периодически корректируется, шлифуется, в зависимости от меняющихся условий. Стало ли оно, на ваш взгляд, более открытым, прозрачным и понятным за последние годы?

– Основной прогресс в этой сфере, на мой взгляд, связан с принятием в 2008 году Налогового кодекса, который кардинально изменил подходы к налогообложению недропользования. Эта система действует с 1 января 2009 года и показала свою состоятельность. Мы на практике убедились, что заложенные в кодексе принципы способствуют тому, что сфера недропользования выступает основным донором, ключевым источником денежных поступлений в бюджет. При этом она полноценно отвечает условиям, складывающимся на мировых рынках. Так, налоговая база по НДПИ максимально привязана к мировым ценам на соответствующие полезные ископаемые, что позволяет делать её гибкой.

Например, при росте цен на цветные металлы, соответственно, повышается налогооблагаемая база для НДПИ по минеральному сырью, содержащему данные полезные ископаемые. Иными словами, она позволяет адекватно реагировать на колебания мировых цен в ту или иную сторону. Значительным достижением является и то, что у недропользователя, который перерабатывает сырье и получает более высокий добавленный продукт, не возникает обязательств по налогу на сверхприбыль.

Также, мы прекрасно знаем, что 78% всей вырабатываемой в Казахстане электроэнергии все еще приходится на ТЭЦ, что делает ее зависимой от поставок угля. И угледобывающие компании, работающие на внутренний рынок, освобождаются от уплаты налога на добычу полезных ископаемых. Этот и другие принципы исчисления и уплаты специальных платежей и налогов недропользователей, введенные еще в 2008 году, сегодня реально работают, дают возможность отрасли развиваться и в то же время обеспечивать поступления в бюджет.

Не секрет, что в процессе действия Налогового кодекса 2008 года возникали определенные коллизии, касающиеся, в частности, порядка уплаты бонуса коммерческого обнаружения, платежей по возмещению исторических затрат. Но все они находили решение путем внесения определенных изменений и дополнений в законодательство о недропользовании и налоговое, что позволило максимально сохранить экономический баланс интересов государства и горнодобывающих компаний. То есть, правоприменительная практика на сегодняшний день сформировалась, недропользователи знают, чего им ожидать от данной системы налогообложения, какие налоговые обязательства у них существуют или могут возникнуть. Поэтому считаю, что ныне действующий налоговый режим недропользования стабилен и вполне себя оправдывает. ИПДО, исходя из содержащихся в ней принципов максимального достижения  прозрачности, вполне согласуется с ныне действующим налоговым законодательством.

– Каковы Ваши ожидания от нового Налогового кодекса? Предусматривается ли его соответствие принципам ИПДО?

– Исходя из стратегических целей, определенных его разработчиками из министерств национальной экономики, финансов, других заинтересованных органов, новый Налоговый кодекс, который должен быть принят в текущем году и введен в действие с 1 января 2018 года, будет максимально нацелен на привлечение инвестиций в освоение недр, а именно – на их геологическое изучение и разведку. Поэтому мы исходим из того, что необходимо устранить проблемы, возникающие у недропользователей на стадии геологоразведочных работ.

Исходя из заключений консультантов, привлеченных к работе над новым Налоговым кодексом, в горно-металлургическом комплексе для максимального привлечения инвесторов в разведку необходимо проработать два вопроса.

Во-первых, максимально упростить процедуру получения права на недропользование, во-вторых, исключить какие-либо фискальные обязательства на этапе геологоразведки. Я не вправе комментировать первый вопрос, возможно, он требует соответствующей доработки со стороны компетентного органа. А что касается фискальных обязательств, то на сегодня нормы Налогового кодекса 2008 года предусматривают возникновение налоговых обязательств с даты начала добычи после коммерческого обнаружения, что предполагает исключение каких-либо фискальных обязательств у недропользователя в период разведочных работ.

Исключение составляют так называемые контрактные обязательства, но это не налоги, не обязательные платежи в бюджет, а договорные условия, касающиеся, к примеру, расходов на развитие социальной сферы региона, обучения казахстанских кадров. Однако эти вопросы также могут решаться компетентным органом самостоятельно путем внесения соответствующих изменений в отраслевое законодательство.

Если недропользователь на этапе разведки месторождения строго следует тем требованиям, которые к нему предъявляет Налоговый кодекс, то каких-то налоговых обязательств у него не возникает. Но уже с начала добычи после коммерческого обнаружения включается механизм взимания всех причитающихся специальных платежей и налогов недропользователей, как в действующем Законе РК «О недрах и недропользовании», так и в проекте кодекса о недрах и недропользовании. В целом предполагаемая модель налогообложения по горно-металлургическому комплексу пока еще четко не определена. Дебаты продолжаются.

– И все же некоторые нововведения в налогообложении ГМК уже прорабатываются. Как, к примеру, изменится процедура предоставления пониженной ставки налога на добычу полезных ископаемых для низкорентабельных предприятий горно-металлургических предприятий?

– В настоящее время порядок предоставления льготы по НДПИ утвержден постановлением Правительства РК. Эта процедура начинается с того, что налогоплательщик подает заявление о соответствии своего предприятия принятым нормативно-правовым актом критериям, в частности, о том, что рентабельность его деятельности ниже того порога, который утвержден в постановлении и, соответственно, компания подходит под категорию так называемых низкорентабельных предприятий. Заявление на применение понижающей ставки НДПИ подается в Министерство национальной экономики, которое направляет его для дачи заключения в заинтересованные государственные органы – Министерство по инвестициям и развитию и комитет государственных доходов МФ РК.

В компетенцию комитета по данному заявлению входит подтверждение достоверности указанных в заявлении данных тем цифрам, которые он до этого заявлял в налоговой отчетности. Получив заявление, специалисты комитета сверяют указанные в нем цифры и направляют ответ в Миннацэкономики. После принятия всех заключений министерство выносит этот вопрос на рассмотрение созданного при первом заместителе Премьер-Министра консультативно-совещательного органа в виде рабочей группы, состоящей из представителей всех заинтересованных органов.

Рабочая группа и принимает решение по каждому заявлению. Процедура эта прозрачна, чему способствуют утвержденные постановлением Правительства четкие критерии, в соответствии с которыми недропользователь может сам себя протестировать. И никаких дополнительных требований, которые не прописаны на законодательном уровне, к нему предъявлены быть не могут.

Тем не менее, рассмотрение заявления занимает достаточно большой промежуток времени, учитывая, что необходимо собрать в министерствах заключения, подготовить документы и вынести их на уровень правительственной рабочей группы. Поэтому в рамках подготовки новой редакции Налогового кодекса эта процедура будет упрощена. Налогоплательщик – недропользователь станет применять ее уже самостоятельно. Ему не придется никуда ходить и подавать заявление,  достаточно будет просто уведомить Министерство национальной экономики и комитет госдоходов о том, что он планирует использовать положение Налогового кодекса, предусматривающее автоматическое применение понижающей ставки при соответствии тем критериям, которые будут утверждены либо в самом кодексе, либо в подзаконном нормативно-правовом акте. Обоснованность применения данного механизма поддержки будет проверяться в рамках простой налоговой проверки, которая предусмотрена Налоговым кодексом.

– Насколько сократится время прохождения этой процедуры для недропользователей?

– В настоящее время она занимает от трех до пяти месяцев и более. А по новому порядку недропользователь может самостоятельно протестировать себя, определив, подпадает ли под его предприятие эту льготу, и уже со следующего года начать применять пониженную ставку НДПИ.

– Будет ли упрощаться налоговое администрирование по НДПИ для горнодобывающей отрасли?

– Мы рассматриваем этот вопрос с точки зрения отказа от предоставления недропользователями деклараций по НДПИ в том виде, в котором они на сегодня существуют, со всеми приложениями и детализацией. Целесообразно исключить ее в качестве налоговой отчетности, которую необходимо предоставлять налоговым органам, и перейти к принципу, который бы позволил комитету самостоятельно определять обязательства недропользователя по данному виду налогов. Основанием для этого послужат те данные, что поступают к нам в автоматическом режиме от компетентных органов.

Однако в отличие от нефтяного сектора, где добываемые продукты максимально предсказуемы, на предприятиях горнодобывающего комплекса решить эту задачу будет непросто, поскольку добывается, как правило, не одно полезное ископаемое. В большинстве случаев в извлекаемой руде содержится много  попутных полезных ископаемых, по которым учет на сегодня ведется согласно требованиям отраслевого законодательства, и по которым, исходя из принципа платности, должен уплачиваться НДПИ.

Поэтому пока ближайшей целью является автоматизация вышеупомянутой процедуры для нефтегазодобывающей отрасли. Конечно, во многом результат будет зависеть от чистоты базы компетентных органов, от того, насколько она правильная и соответствует фактическим результатам деятельности недропользователей. Осталось протестировать на достоверность имеющиеся у нас и компетентных органов сведения. И если результаты будут положительными, то запустить этот механизм, а в дальнейшем – адаптировать его к особенностям горно-металлургического комплекса.

– Когда примерно планируется ввести в ГМК отказ от предоставления деклараций по НДПИ?

– Все зависит от результатов по нефтедобывающей отрасли и от того, как компетентные органы будут «чистить» свою базу, делать ее максимально прозрачной, понятной. В течение нынешнего года в комитете намерены протестировать этот механизм, получить предварительные итоги, чтобы в 2018 году заложить определенную основу в новый Налоговый кодекс и в последующем его реализовывать.

– В рамках ИПДО в республике предпринимаются шаги по раскрытию бенефициаров – конечных владельцев добывающих компаний. Каких конкретных результатов удалось достичь в этом отношении?

– Насколько мне известно, этот вопрос на сегодня прорабатывается на уровне министерств по инвестициям и развитию и юстиции. Мы как уполномоченный орган по контролю над трансфертным ценообразованием, конечно, заинтересованы в том, чтобы знать конечного бенефициара соответствующей стороны экспортно-импортных сделок.

Наличие информации о конечном бенефициаре позволит не допустить каких-то ценовых сговоров между аффилированными лицами, когда казахстанское сырье вывозится за рубеж, и есть подозрения, что сделка совершается между взаимосвязанными хозяйствующими субъектами.

Сейчас комитет госдоходов руководствуется только теми базами данных, что были приобретены у определенных информационных источников. Так, в 2016 году специализированное управление комитета получило доступ к информационной базе Бюро ван Дайк (Bureau van Dijk), содержащей большой объем информации о конечных бенефициарах.

Но, как показывает практика, по оффшорным юрисдикциям мы сталкиваемся с тем, что не можем дальше раскрыть информацию, позволяющую определить, аффилированы ли лица той или иной сделки. Даже у такого мощного информационного агентства, как Бюро ван  Дайк, к сожалению, для этого недостаточно возможностей. Во многом из-за нехватки такого рода информации мы не можем сейчас пойти на послабление в части трансфертного ценообразования для экспортеров.

Если намерение Министерства по инвестициям и развитию РК, продвигающего реализацию бенефициарного права, реализуется на 100%, это станет  хорошим подспорьем для налоговиков. В то же время сейчас принимается много программ, направленных на борьбу с уклонением от уплаты налогов, оптимизацию налоговых обязательств, в том числе с использованием оффшорных юрисдикций. Часть из них осуществляется под эгидой ИПДО. Наш комитет принимает в них самое деятельное участие.

Изучаются и отслеживаются новеллы, которые применяют международные организации и иностранные налоговые юрисдикции. Если становится очевидным, что имплементация этих инициатив в национальное законодательство позволит повысить имидж республики и достичь тех стратегических целей, которые поставлены перед нами Главой Государства и обществом, то в специализированном управлении комитета госдоходов Министерства финансов РК стремятся активно продвигать и реализовывать такие нововведения.

«Горно-металлургическая промышленность» №3-2017 Рысты Алибекова


Яндекс.Метрика